На главную страницу
Новости
Объявления
План работы
Семинары и ЛИТО
Литературные премии и фестивали
Писатели Санкт-Петербурга
Клуб «Книги и кофе»

  Архив материалов сайта
Форум сайта
Обратная связь
 
 

 

 


Даниил Аль

 

Д. Н. Аль

Даниил Аль (Даниил Натанович Альшиц)

Автобиография

    Я родился в Ленинграде, 3 февраля 1919 года. С младенческих лет жил на Пантелеймоновской улице (ныне ул. Пестеля), на углу Литейного. В той самой парадной, в которой году в 26-ом поселился С. Я. Маршак.
    Мой отец - Альшиц Натан Львович, родился в г. Петрозаводске. Он учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. За революционную деятельность (к которой позднее не возвращался) отец был выслан за границу. Учился в Берлинском университет, в Сорбонне... По возвращении получил диплом об окончании Харьковского, а затем и Санкт-Петербургского университета. В 1916 году он был принят в Петербургскую коллегию адвокатов. После революции работал юрисконсультом в различных учреждениях.
    Мать - Альшиц Ольга Семеновна (девичья фам. Иоффе), родилась в городе Вильно, училась на Бестужевских курсах в Петрограде. Не окончила по случаю революции 1917 г. В 30-е годы - преподаватель немецкого языка в школе.
    До 10-летнего возраста я получал хорошее домашнее воспитание. С первых лет жизни свободно говорил, а затем и читал по-немецки.
    В доме вдовы знаменитого политкаторжанина Михаила Васильевича Новорусского Полины Матвеевны и ее сына - моего сверстника Миши, я встречался на детских праздниках с К. И. Чуковским, С. Я. Маршаком, А. А. Брянцевым - основателем ТЮЗ`а.
    Семейное (домашнее) воспитание сыграло в формировании моей личности исключительную роль. Поэтому слова моего сатирического героя из пьесы "Опаснее врага" Плевицкого: "Я окончил три учебных заведения - школу, вуз и хорошую семью" - относятся и ко мне. Многое из того домашнего воспитания было мною с годами утрачено в процессе кипения в таких "котлах" как школа, истфак, фронт, тюрьма, ГУЛАГ, Союз писателей, быт... Я вовсе не хочу этим сказать, что перечисленные выше жизненные школы меня только портили. Напротив, каждая из них многому научила, обогатила знаниями, ценным жизненным опытом и бесценными друзьями.
    В 1930 году мой отец был арестован как "вредитель". Мое воспитание целиком перешло тогда во двор, на улицу и в школу.
    Я учился в прекрасной школе - в бывшей 3-й гимназии, а в мое время 13-й, затем 1-й образцовой школе Дзержинского района. Там были великолепные учителя - педагоги бывшей гимназии, а затем и молодые советские педагоги - энтузиасты 30-х годов.
    В 1937 году я поступил на исторический факультет Ленинградского университета.
    Выбор конкретной специализации - древнерусская история - произошел под влиянием от встречи на историческом факультете с выдающимся историком, одним из основоположников изучения истории летописания - профессором Михаилом Дмитриевичем Приселковым. Моя первая печатная работа - статья "Роль Куликовской битвы в определении национального самосознания русского народа". Она была написана на 1-м курсе истфака и опубликована в Ученых записках ЛГУ №36, вып. 3, с. 110-123. Л.:1939.
    Студентом второго курса я написал небольшую популярную книжку - "Нашествие Батыя", которая была издана Воениздатом в серии "Библиотека красноармейца", тиражом сто тысяч экземпляров. Я старался сделать в ней изложение событий древней истории ярким и образным. Товарищи по студенческому научному кружку сурово "разделали" меня на обсуждении рукописи за "измену" серьезной науке. Прозвучало даже предложение - исключить меня из научного кружка. Но тут подоспела могущественная поддержка. На истфаке преподавали тогда такие замечательные ученые как академики Тарле, Струве, Греков, Жебелев, профессора Приселков, М. Гуковский, Каргер, Предтеченский, Окунь и многие другие. Наши учителя, как тогда было принято, обычно присутствовали на заседаниях студенческого научного кружка. Академик Е. В. Тарле поддержал тогда мое начинание - популяризацию исторических знаний в серии книжек для красноармейцев, заметив, что популярное, образное воспроизведение исторических событий, основанное на точных фактах, не только не противоречит задачам научного исследования, а, напротив, является методом доведения его до практически полезного результата.
    Книжкой - "Нашествие Батыя" - я горжусь до сих пор. И не только потому, что это была моя первая книга. В годы войны я не раз видел ее на фронте в землянках у бойцов. Значит, она помогала нам воевать с фашистами.
    Все четыре года я находился на Ленинградском фронте - на Ораниенбаумском "пятачке", в районе Колпино и Пушкина. Закончил войну в Эстонии. Находился в частях, освободивших Нарву, потом Раквере. В сентябре 1944 года прибыл в уже освобожденный Таллин.
    В 1945 году, после демобилизации, я закончил исторический факультет ЛГУ и поступил в аспирантуру Государственной Публичной библиотеки по специальности - древнерусская рукописная книга.
    Аспирантуру я закончил досрочно, за полтора года, и в 1947 году защитил в Институте истории Академии наук СССР кандидатскую диссертацию о летописании при Иване Грозном, точнее о его участии в редактировании летописного повествования о своем царствовании. Эта работа, опубликованная еще до моей защиты в "Исторических записках" АН СССР, приобрела уже тогда широкую известность. Позднее о ней были написаны популярные книги. (См.: Пересветов Р. Т. Тайны выцветших строк. М.: Изд-во Детской литературы, 1961; Его же. По следам находок и утрат. М.: Сов. Россия, 1961 и 1962), а также многие статьи ученых-историков.
    С 1 января 1946 года по 1 января 1983 года я работал в Публичной библиотеке в должности Старшего, а затем Главного библиографа.
    Правда, в этой моей службе имел место пятилетний перерыв. 6 декабря 1949 года я был арестован за антисоветскую агитацию (которой, кстати сказать, не занимался). Меня обвинили, в частности, в том, что я, будто бы, написал и опубликовал под видом исследований о редактировании Иваном Грозным истории его царствования пародию на редактирование Краткого курса истории ВКП(б) И. В. Сталиным. Несмотря на нелепость обвинения, я был приговорен (заочно) так называемым Особым совещанием к десяти годам лагерей. После смерти И. В. Сталина, отбыв в ГУЛАГ`е пять лет, я был реабилитирован и возвратился на службу в Отдел рукописей Публичной библиотеки.
    В 1972 году я, в качестве совместителя, стал преподавать в должности доцента в Институте Культуры, а в 1984 году, уволившись из Публичной библиотеки, перешел в штат института, на должность профессора.
    Прежде, чем перейти к своей литературной работе, сообщу основные сведения о своей научной деятельности.
    Специальность историка я выбрал по любви. С детства любил и литературу, и историю. Историческое образование считаю более серьезным, чем литературоведение. Речь идет не о противопоставлении одного другому, а о понимании литературоведения как части исторической науки, как истории литературы.
    Предметом моих научных интересов является история допетровской Руси. Точнее - становление российской государственности и, главным образом, начало самодержавия в России, установившегося во времена Ивана Грозного. По этой теме мною опубликованы десятки статей и несколько книг:

    Историческая коллекция Эрмитажного собрания рукописей. Памятники ХI-XVII вв. Описание. - М.: Книга, 1968;
    Начало самодержавия в России. Государство Ивана Грозного. - Л.: Наука, 1988;
    История из истории. От Вещего Олега до Петра Великого. - Л.: Лицей, 1997;
    Писатель Иван Пересветов и царь Иван Грозный. У истоков извечной дискуссии - как обустроить Россию. - СПб.: Блиц, 2000.

    В 1983 году мною в Институте истории СССР АН СССР (Ленингр. отд-ние) была защищена докторская диссертация на тему - "Опричнина и формирование аппарата власти самодержавия. Разыскание и исследование новых исторических источников".
    12 января 1994 г. Указом Президента мне было присвоено почетное звание - "Заслуженный деятель науки Российской Федерации".
    В 1998 году мой, можно сказать - итоговый труд - "Становление российской государственности. Начало самодержавия в России. Цикл монографических исследований 1947-1997 гг." - был выдвинут академиками Д. С. Лихачевым, А. М. Панченко, Н. Н. Покровским, Российской национальной библиотекой, Северо-Кавказским научным центром высшей школы и Государственной Академией культуры на Государственную премию 1999 года. Однако комиссия при Президенте РФ по Государственным премиям в области науки и техники не сочла достойным премии ни одного гуманитария, что само по себе является примечательным историческим фактом, характеризующим отношение к гуманитарным наукам.
    Для меня же исключительное значение имеет та оценка, которую по поводу названного выдвижения дали моему многолетнему труду крупнейшие историки и литературоведы. Эта оценка была обобщена в официальном документе выдвижения моей работы на Госпремию таким образом:
    "Этот труд получил в ходе его создания и по его завершении исключительно высокие оценки крупнейших ученых - академиков С. Б. Веселовского, Л. В. Черепнина, М. Н. Тихомирова, Д. С. Лихачева, Н. Н. Покровского, А. М. Панченко, профессоров С. В. Бахрушина, С. Н. Валка, В. П. Адриановой-Перетц, А. А. Зимина, В. И. Корецкого, А. К. Леонтьева, А. Д. Горского, В. И. Буганова, С. М. Каштанова, Р. Г. Скрынникова. Высоко оценили исследование Д. Н. Альшицем названной темы и зарубежные ученые. Известный американский историк, специалист по истории России А. Гробовски назвал исследование данного цикла - о летописной работе Ивана Грозного - блистательным. В многочисленных рецензиях на выдвигаемый труд неизменно подчеркивается, что смелость и масштабность концептуальных построений сочетается в нем с безупречной логикой и скрупулезной источниковедческой аргументацией...
    Концепция и выводы Д. Н. Альшица об истории становления российской государственности вошли в авторитетные учебные пособия и в университетские курсы. Они широко освещены в русской и зарубежной научно-популярной литературе. Его монография - Начало самодержавия в России. Государство Ивана Грозного (Л.: Наука, 1988. Отв. ред. акад. Д. С. Лихачев. Тираж 100.000 экз.) - давно стала библиографической редкостью. Серьезным вкладом соискателя в отечественную науку является капитальный труд Историческая коллекция Эрмитажного собрания рукописей (М.: Книга, 1968) - первое и единственное научное описание этого ценнейшего собрания памятников русской письменности за 200 лет его существования. В процессе двадцатилетнего труда по исследованию рукописей этого собрания Д. Н. Альшицем и были обнаружены наиболее ценные исторические источники по истории становления российской государственности"...
    Теперь о своей литературной работе.
    С художественной литературой я никогда не расставался. Ни как читатель, ни как автор сочинений в различных жанрах - стихи, повести, рассказы, пьесы, публицистика.
    Учеником восьмого класса - в 1935 году - начал посещать литературный кружок при Выборгском доме культуры. Руководил этим кружком писатель Леонтий Иосифович Раковский. Я был самым молодым участником кружка.
    Написал я тогда рассказ "Дура". После бурного обсуждения, - а не бурных обсуждений в те годы не бывало - рассказ был напечатан в альманахе литкружка, изданном на ротаторе. Более четверти века спустя, Л. И. Раковский писал, рекомендуя меня в Союз писателей: "Кто бы мог подумать, что школьник, написавший рассказ "Дура", станет впоследствии автором знаменитой комедии о дураках ("Опаснее врага").
    Две свои первые пьесы - комедии "Что скажут завтра" и "Опаснее врага" - я написал в соавторстве с замечательным человеком - историком, ученым секретарем Эрмитажа, основателем Музея обороны Ленинграда, директором Публичной библиотеки, а затем директором библиотеки Академии художеств Львом Львовичем Раковым. Обе эти пьесы были поставлены и с успехом шли в Академическом Театре комедии под руководством Николая Павловича Акимова. Сатирическая комедия "Опаснее врага" (премьера состоялась в ноябре 1961 года), высмеивавшая номенклатурно-бюрократических руководителей, имела в годы хрущевской "оттепели" шумный успех. Я насчитал 63 рецензии в крупнейших газетах и журналах, возносивших ее буквально до небес. Комедию ставили многие театры в нашей стране и за рубежом. После падения Хрущева, в 1964 году "Опаснее врага" подверглась критике в тех же самых газетах и идеологами из ЦК КПСС на всесоюзном совещании драматургов... Авторы и, главное, Николай Павлович Акимов всячески отбивались от нападок. В результате "Опаснее врага" продержалась в репертуаре Театра комедии до 1967 года.
    Мною (уже без соавтора) было написано еще несколько пьес.
    Наиболее известной из них стала историко-документальная драма - "Правду! Ничего, кроме правды!!", поставленная в 1967 году Георгием Александровичем Товстоноговым на сцене Большого драматического театра.
    В 1970 году, на сцене театра им. В. Ф. Комиссаржевской была поставлена моя историко-документальная драма - "Рыцари светлой мечты" - о великих социалистах-утопистах (театр дал ей, на мой взгляд, невыразительное название -"Первая глава").
    Одной из самых значимых для меня моих пьес является биографическая драма - "Салтыков и Щедрин". Она не раз опубликована, однако, не была поставлена театрами из-за большого количества действующих лиц. Такая постановка современным театрам оказалась не по карману.
    По той же причине не была поставлена и последняя из написанных мною пьес - комедия-памфлет "Государственный переворот".
    Все названные и другие мои драматургические произведения опубликованы в сборниках моих пьес: "Правду! Ничего, кроме правды!!", Л.: 1976; "Диалог", Л.: 1988, и по отдельности в выпусках Всесоюзного агентства по авторским правам.
    Свой опыт драматурга я использовал и при создании курса "Основы теории драматургии", который вот уже 28 лет читаю в Санкт-Петербургском государственном университете культуры. Мною написано учебное пособие для студентов художественных вузов - "Основы драматургии" (Л.: 1988; 2-е изд. СПб., 1995).
    Грешен я и в прозе.
    Книгу повестей и рассказов об Отечественной войне - "Приказа умирать не было" - я написал спустя уже много лет после окончания войны. Все надеялся, что и помимо меня кто-нибудь из прозаиков расскажет о том же, что могу рассказать я. Но огромная наша литература о войне почти ничего не рассказала о студентах, ополченцах 41-го года. Шестьдесят тысяч студентов - юношей и девушек - встали тогда на защиту Ленинграда. Многие из них погибли... Вот я и решил заполнить этот пробел.
    Книга - "Приказа умирать не было" - выдержала три издания, тиражом в 100.000 экземпляров каждое. Ее высоко оценили многие известные писатели и критики - В. Астафьев, С. Залыгин, В. Лакшин, Ю. Манн, А. Кондратович, Г. Белая... Я очень ценю их добрые отклики. Однако еще более дороги мне отзывы о книге самых что ни на есть "простых" читателей. Вот один из них.
    "Огромное спасибо за Вашу книгу "Приказа умирать не было". Ваша книга написана простым и добрым языком. Я плакала, смеялась, читая ее. После меня ее читал мой сын, ему десять лет; читал отец, ветеран войны, читала мама, всю блокаду прожившая в Ленинграде. Такая книга, как Ваша, дороже иных томов. Если бы Вы знали, какое огромное Вам от всех нас спасибо! Из-за одной такой книги можно считать, что жизнь прожита не зря. МЫ - ЛЕНИНГРАДЦЫ! Наташа Комарова, работница з-да им. Воскова, председатель цехового комитета цеха №8. (19.12.80.)
    Или еще такой, высказанный защитником Ленинграда, морским пехотинцем Олегом Кривицким:
    "Ваша книга "Приказа умирать не было" у меня всегда на видном месте, и больше всех других соединяет меня с прошедшей на войне молодостью... Спасибо". (Ленинград, 19.5.85г.)
    В последние годы мною опубликован ряд публицистических произведений по различным острым вопросам современности. Фельетоны: "Мистер Твистер в Санкт-Петербурге", "Моцарт и Салье". Полемические статьи - "Никто не заходит так далеко, как тот, кто не знает куда идти", "Не стреляйте в прошлое - будущее отомстит".
    Мною написан целый цикл работ против конъюнктурной фальсификации истории, принявшей в наши дни обвальный характер: сатирическая книга - "Восстановление ума по черепу" (СПб, 1997), статьи - "Научиться учить не по лжи", "Культура без книг?" и др.
    В этой связи необходимо обозначить свои общественно-политические и, если угодно, философские взгляды.
    Участником каких-либо движений или партий - не состою. Не состоял и в КПСС. Тем не менее, характер моего творчества ясно показывает, что события общественной жизни прямо и непосредственно влияют на мое художественное творчество. Их я и описываю, на них откликаюсь. Думаю, что и моя научно-исследовательская работа - тоже не абстрагирована от влияний современности.
    Я отдаю предпочтение диалектической философии. Соответственно, очень уважаю идеалиста Гегеля. Постоянно цитирую его в своем курсе - "Основы теории драматургии". Исключительно высоко ценю Маркса и Энгельса как гениальных философов, а так же как мастеров слова и образного письма.
    Кстати сказать, в отличие от многих "судей" дилетантского уровня, хорошо знаю, что никакого отношения к идее построения социализма в одной отдельно взятой стране (тем более в России) они не имели. И очень бы возмутились попыткой строить социализм до капитализма, что имело место у нас.
    К религии отношусь как к важнейшему элементу культуры, сопровождающему всю историю человечества. В течение почти 36 лет, работая в Отделе рукописей Публичной библиотеки (ныне Российская Национальная библиотека), я хранил и описывал рукописные книги в большинстве своем религиозного содержания. Что касается церкви (любой веры), - ее роль различна в различные времена и у разных народов. В течение многих веков - церковь государственная (пригосударственная) идеологическая структура. Сегодняшняя тенденция - свести духовность к церковности, заменить просвещение, знание верой - рассматриваю как шаг назад, в средневековье. Вера - дело индивидуальное, личное. Огосударствление и догматизация ее, всякого рода фундаментализм - будь то иудейский талмудизм, мусульманский или православный фундаментализм, сектантство всякого рода - все это, на мой взгляд, не обогащает, а обедняет человека и человечество.
    ХХ век был для России, на мой взгляд, веком подведения итогов ее исторического развития. Все три русские революции явились этим итогом. Только профаны или недобросовестные конъюнктурщики могут объявлять великие революционные потрясения делом рук либо неких келейных заговорщиков, либо агентов мирового заговора против России.
    Любые, даже самые предвзятые, но вместе с тем сохраняющие элементарную объективность деятели - хорошо понимали, что Октябрьская революция вовсе не сводится к "штурму" Зимнего дворца. Она победила в тяжелейшей гражданской войне именно потому, что большая часть народа оказалась на ее стороне. На это четко указывают такие авторитетнейшие в этом вопросе свидетели как А. И. Деникин, П. Н. Милюков, В. В. Шульгин и многие другие, не менее авторитетные ее современники.
    Причиной возгорания и победы революции было вековое рабство народа, поражение России в двух войнах, развал царской администрации. И в этом смысле Николай II гораздо больший революционер, чем Ленин и иже с ним. Другое дело, что коммунистическая приправа революции носила весьма внешний для российских народов и утопический характер. Коммунистического потенциала революции хватило ненадолго. Это хорошо и быстро понял сам Ленин. Но он мало что успел сделать для перехода от утопического коммунизма к нормальной экономике, к той самой конвергенции в виде НЭП`а, о которой много позже заговорил Сахаров. Поднятая взрывом революции российская действительность вскоре осела на землю, обретя форму цезаризма, новую форму самодержавия, самодержавия более мощного, чем прежнее, поскольку оно опиралось на широкую (псевдодемократическую) социальную базу. История дала этому цезаристскому режиму (как правило, приходящему на смену революционным потрясениям) имя - сталинизм. В отношении Октябрьской революции сталинизм явился, на мой взгляд, по своему существу контрреволюционным переворотом. Так называемый культ личности - обязательный признак цезаризма как политической системы во все времена.
    Великая Отечественная война - безусловно Великая. Горжусь тем, что являюсь ее участником. Хрущевская "оттепель" была живительным глотком кислорода. Себя отношу к шестидесятникам, хотя бы на том основании, что мои пьесы "Опаснее врага" и "Правду! Ничего, кроме правды!!" были достаточно заметным явлением в идейной борьбе с культом личности и за утверждение гласности именно в 60-е годы.
    Распад СССР, на мой взгляд, трагедия всех народов, его населявших. Следствием его явились: развал экономики, расцвет национализма, шовинизма, религиозной и прочей нетерпимости.
    Я сторонник реформ. Но слово "реформы" - означает изменение, улучшение существующей системы, а не ее тотальное раздалбывание до основания. Раздолбать "до основания" оказалось легко, а кое-кому и выгодно. Это легче, чем выполнить - "а затем". Думаю, что "раздолбаи" нанесли нашей стране, в первую очередь России, непоправимый вред, опустили ее в глубокую яму, выбираться из которой придется очень долго.
    Особенно тяжело пострадала сфера культуры. Радикалы умственного труда вытаптывали без разбора едва ли не все, что было создано до того, как они появились на арене современности. В результате нынешнее положение в области гуманитарных наук, культуры и духовности можно сравнить разве что с посудной лавкой, которую приватизировал слон. Между тем, русская художественная культура достигла в ХХ веке огромных высот. Главное, на мой взгляд, - она, впервые за всю историю России, стала достоянием широких масс, как самого русского народа, так и других народов бывшей империи. Родились и жили целые миры науки и культуры, например, Мир детской литературы, Мир театра, Мир кино, Мир поэзии и прозы... Не все разумеется, было хорошо. Много было "шлака", и даже "бросового материала". Но были и величайшие достижения. Происходило взаимное обогащение культур - русской и других народов. При этом русская культура имела доминирующее значение. Почти все это сегодня ушло. Никакие презентации новых книг, никакие клановые междусобойчики по присуждению друг другу различных премий не заменяют ни глубину, ни широту, ни высоту прежних мощных взлетов культурной жизни. Это и вызывает ностальгию по прошлому, как теперь говорят, культурному пространству.
    Развитие капитализма, при всех ужасах первоначального накопления и развращающего влияния денежного интереса - чистогана на человеческие отношения, - процесс объективный и неотвратимый. Интеллигенция, прежде всего, творческая, играет (и должна играть) в этом процессе определенную, компенсаторную роль. Разоблачая ужасы и темные стороны общества наживы, она максимально способствует сохранению в человеке человеческого начала. Большинство великих, и не только великих писателей всего мира занимали и занимают именно эту, осуждающую рыцарей наживы позицию.
    Благороднейшие образцы борьбы за человечность и против бесчеловечной "морали" денежных мешков дала русская литература. Вспомним в этой связи Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова, Достоевского, Глеба Успенского, Островского, Чехова и многих других.
    Наша современная действительность имеет в этом смысле совершенно иной вид. Многие (если не большинство) писатели и деятели культуры превратились в певцов наживы, стали откровенными хвалителями обогащения едва ли любой ценой, хвалителями разделения людей на лучших и худших, по признаку богатства или бедности. Многие писатели и артисты превратились в прямых прислужников богатеев, стали завсегдатаями всевозможных презентаций и прочих обжираловок, происходящих на фоне массовой нищеты. На мой взгляд, подобное поведение и подобные позиции не имеют ничего общего с подлинной интеллигентностью и с подлинной духовностью. "Капиталова дворня" - эти слова Маяковского наполнились сегодня новым историческим содержанием.
    Уверен, что Россия выберется из ямы экономической и ямы идеологической. Надеюсь, что она пойдет не в прошлое (в средневековье), а в будущее и станет действительно демократической и просвещенной страной, то есть страной социал-демократической, в которой и экономика, и политика, и идеология будут иметь единый, определяющий вектор - все на благо человека, на благо народа и, значит, на благо России. Не на словах, а на деле!

Биографическая литература о Д. Але (Д. Н. Альшице)

  1. Альшиц (Д. Аль) Даниил Натанович. Библиография научных трудов и художественных произведений. К 75-летию со дня рождения. - СПб.: Изд-во С.-Петербургской Гос. Академии культуры, 1994.
  2. Пересветов Р. Т. Тайны выцветших строк. - М., 1961.
  3. Пересветов Р. Т. По следам находок и утрат. - М., 1962; 2-е изд. - М., 1963.
  4. Краткая литературная энциклопедия. - М.: 1979. Т. 9. Стб. 52.
  5. Писатели Ленинграда. Библиографический справочник 1934-1981. - Л.: 1982. С. 18.
  6. Ленинградские писатели-фронтовики 1941-1945. - Л., 1985. С. 40-41.
  7. Энциклопедия "Слова о полку Игореве". Т. 1. - СПб., 1994. С. 49-50.
  8. Историки России. Кто есть кто в изучении отечественной истории. Биобиблиографический словарь. - Саратов, 1998. С. 14-15.
  9. Писатели России. Автобиографии современников. - М.: Гласность, 1999. С. 29-34.

Иконография Д. Аля (Д. Н. Альшица)

  • Портрет работы нар. арт. СССР Н. П. Акимова. 1958 г. опубл. в кн.: Акимов Н. П. О театре. Л., 1962, с. 48 (на вкладке). В издании ошибочно указана дата - 1948 г.;
  • Скульптурный портрет (Голова. Гипс) работы нар. художника СССР Г. Д. Ястребенецкого. Выставлялся в Русском музее на Выставке произведений ленинградских художников - "Наш современник". 1971 г. (хранится в коллекции скульптора. Копия у Д. Н. Альшица);
  • Фотопортреты: В кн.: Д. Аль и Л. Раков. Опаснее врага. Л., 1962. На суперобложке; В кн.: Д. Аль. Диалог. Пьесы. Л., 1987. На форзаце; В кн.: Альшиц (Д. Аль). Библиография. СПб., 1994. На форзаце.



БИБЛИОГРАФИЯ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

I. Научные труды по истории России

  1. Люди и нравы эпохи становления российской государственности ХУI - ХУII вв. - Уральский исторический вестник №1, - Екатеринбург: Изд-во Уральского отд. 1994, с.6-20.
  2. Гуманитарные науки - фундамент подлинного возрождения духовных ценностей России. - Бюллетень Академии гуманитарных наук. № 2. СПб.: Изд-во "Петрополис", 1995, с.13-18.
  3. Ищите в науке только истину. К 90-летию Д.С.Лихачева. -Санкт-Петербургские ведомости. 18.11,96.
  4. Правдивое освещение исторического прошлого - непременное условие здорового духовного развития общества. Тезисы доклада на Международном научном конгрессе "Народы Содружества независимых государств накануне третьего тысячелетия: реалии и перспективы". Т.IV. СПб.: Изд-во "Петрополис", 1996, с.162-163.
  5. Непреходящее значение вклада Екатерины II в историческую науку. О создании ею Эрмитажного собрания русских рукописей. Тезисы доклада на Международной конференции "Екатерина Великая: эпоха российской истории". - Тезисы докладов. СПб.: Изд-во РАН, 1996, c.112-116.
  6. Чтобы свеча не погасла. К 90-летию акад. Д.С.Лихачева. -Сборник статей к 90-летию Д.С.Лихачева. СПб.: 1997.
  7. История России допетровского периода в свете научных открытий и публикаций второй половины XX века. История Отечества (Сборник Программ Республиканского Государственного института при СпбГУ). - СПб., 1998. с.25-27.
  8. Оппозиция и власть в годы царствования Ивана Грозного. Межвузовский сборник научных трудов. - СПб. 1998, с.10-16.
  9. Петербуржцы - писатели русской истории. - "Клио". Журнал для ученых. 2001, № 2, стлб. 192-194.
  10. Список опричников Ивана Грозного. Публикация. Исследование. Именной указатель. - СПб.: Изд. РНБ. Серия «Рукописные памятники», вып.7. 2003, 4,5 п.л»

II. Научно-популярные издания

1. Книги.

  1. Восстановление ума по черепу. (Сатирические заметки о положении в исторической науке в стихах и в прозе). - СПб.: Изд-во фонда Спасения Петербурга-Ленинграда, 1996, 6 п.л.
  2. Истории из истории. От Вещего Олега до Петра Великого. -СПб.: Изд-во "Лицей", 1997, 11 п.л.
  3. Реформы государственного управления в начале царствования Ивана Грозного, в помощь изучающим историю Отечества. - СПб.: СПбГУКИ, 2001, 8 п.л.
  4. Историю России рассказывает Санкт-Петербург. К 300-летию культурной столицы. - М.-СПб.: Изд-во "ОЛМАПРЕСС", Изд. дом "Нева", 2001, 21 п.л.
  5. Писатель Иван Пересветов и царь Иван Грозный. У истоков извечной дискуссии - как обустроить Россию. - СПб.: Изд-во "Блиц", 2002, 9 п.л.

2.Статьи.

  1. Объективность и честность в обращении с историческими источниками - вековая традиция русской науки. (Против эпидемии интеллектуального СПИДА - Спекуляции Историческими Документами в конъюнктурных целях). - IX-е Смирдинские чтения: Книжное дело, проблемы культурной преемственности. Научно-практическая конференция. РАН, СПб. Ак. культуры. - СПб., 1995.
  2. Освободить изучение и освещение истории Великом Отечественной войны от искажений и фальсификации в угоду меняющейся политической конъюнктуре. - Общегородская научно-практическая конференция -"50 лет великой Победы в Великой Отечественной воине. -СПб. Гос. Академия культуры. 25.4.1995. Тезисы докладов конференции, с.19-22.
  3. Научиться учить не по лжи.(Об уровне преподавания и популяризации истории). - Всероссийская научно-практическая конференция "Наука, культура, образование на рубеже XXI века. 4.10.1995". Тезисы опубликованы в материалах конференции.
  4. Историческая наука в Петербурге-Ленинграде в XX веке. Доклад на третьих мартовских чтениях памяти С.Б.Окуня. Материалы конференции. - СПб.: "Контрфорс", 1997, с.58-62.
  5. Культура без книг? - Книга. Культура. Читатель. Сборник научных трудов по материалам 10-х Смирдинских чтении. Т.149. СПб.: СПб. СПГАК, 1998, с.3-8.



IV. Художественные произведения

1. Драматургия.

Неколебимо, как Россия. Литературная композиция: Хроника героической обороны Ленинграда стихами поэтов - участников тех великих событий. - СПб:: "Искусство России", 2003. 7 п.л.

2. Проза.

  1. Русский характер. Рассказ. - Альманах "Белый пароход". Архангельск: Изд-во "Правда Севера", 1994, № 1(3), с.19-21.
  2. Тяжелая инспекция. Рассказ. Альманах "Ижорские берега". № 3. Колпино, 2000, с.176-189.

V. Стихотворения

  1. Мысль о свободе гордая живет в стенах тюрьмы. Подборка стихов. - Архангельск: "Правда Севера", 9.08.94.
  2. Скольких надо нанять, чтобы нас охранять... Лагерные сгихи. - Литературный альманах "Кольцо А. М.», Изд-во «Московский рабочий», 1994, с.218-222.

VI. Учебно-методические труды по теории драматургии

  1. Основы драматургии. Учебное пособие для студентов вузов культуры и искусства. Изд. 2-е. - СПб.: СПбГАК, 1995. 3 п.л.
  2. Основы драматургии. Учебное пособие для студентов университетов и институтов культуры. Изд. 3-е, расширенное и дополненное. - СПб., СПбГУКИ, 2004. 12 п.л.

VII. Публицистика

  1. И от фальсификаторов бывает польза. - "Литературная газета". Досье ЛГ. - Из глубины веков. М., 1994, № 8, с.28.
  2. Не стреляете в прошлое - будущее отомстит! (Против фальсификации истории Великой Отечественной войны). - Санкт-Петербургские ведомости. 6.04.1995.
  3. Никто не заходит так далеко как тот, кто не знает куда идти. Размышления о перспективах развития Гуманитарных наук. -Санкт-Петербургские ведомости. 16.06.1995.
  4. Я счастлив, что я ленинградец. - Санкт-Петербургские ведомости. 17.09.1998.
  5. Сказ про царя Ивана Васильевича и про удалого опричника Осипка Давыдова по прозвищу Кагебеевич. - "Две столицы". 26.02.1998.


На главную страницу

 

       

 

 

199004, Россия, С-Петербург, наб. Макарова, 10. Метро "Василеостровская"
Тел.: (812)323-52-95 Факс: 323-18-38.
E-mail: